Мы обрабатываем персональные данные в соответствии с Общим регламентом ЕС об обработке персональных данных (GDPR). Более подробная информация доступна в Политике конфиденциальности. Компания Cofrance SARL использует файлы cookie для правильного функционирования данного веб-сайта, индивидуального подбора контента в социальных сетях и сбора анонимной статистики о пользователях с помощью службы Яндкс Метрика для повышения удобства использования нашего веб-сайта.
Мск: +74954813905 Спб: +78123091786
Киев: +380443921436
Алматы: +77273495174
НиццаНицца: +33629961135
Тель-Авив: +97233741152
Сингапур: +6531591006
Сидней: +61283171135
Нью-Йорк: +19292141225

Первая любовь...сквозь годы и расстояния

В канун Нового года Даша сидела в многолюдной кафешке и задумчиво ковыряла ложкой десерт. Новогодние огни за окном, всегда возбуждавшие в ней совершенно детское состояние души, сейчас не трогали, и казались чем-то противоестественным. Второй брак — «коту под хвост»… Из первого вынесла дочку, из второго – ничего, кроме брезгливого содрогания.

Два месяца назад Даша осталась одна в чужом городе. Без средств к существованию и с маленьким ребёнком. Так вышло… И теперь мысль о том, что делать дальше и как выжить, не покидала Дашу даже во сне.

Немалый опыт работы в рекламной фирме давал ей шанс получить неплохую должность. Но на руках была трёхлетняя Маргоша, а работа на благо фирмы предполагала такую занятость, что дочка неизбежно оказалась бы «заброшенной». Эту дилемму Даша решала уже несколько недель. В последний месяц года она всё-таки, скрепя сердце, отвезла дочурку в свой город к родителям, чтобы подработать в ателье карнавальных костюмов. Сегодня был последний день её почти круглосуточных бдений над стразами, пайетками и кружевами. Завтра домой. А что дальше?

За соседним столиком, спиной к Даше сидел мужчина. Светлые волосы и что-то ещё в общем облике разбередило в Дашиной душе забытые светлые чувства. Он был похож на Алексея, первую Дашину любовь. Встречались долго, были как одно целое, и ни к кому за эти годы Даша не испытала такой же нежности и доверия.

Прошло почти десять лет. Почему они расстались? Наверно по незрелости. Дашиной женской и Лёшиной мужской. Даша была совсем девчонкой, с ребячеством в душе и верой в то, что зло и добро ходят разными дорогами. Ей хотелось красивых жестов и казалось, что любовь – это полное обладание друг другом. Она даже не понимала тогда, что сама, любя свободу и кокетство, спустя пару лет устала бы от безраздельного принадлежания любимому.

А Лёшка, хоть и был старше на шесть лет, но на тот момент оказалось этого мало. Ему любимая виделась другом. Как-то они повздорили. Даша в порыве юношеского максимализма говорила Алексею, что он её не любит, что ей надоело быть «своим парнем» для него и всех его друзей. Лёшка долго молчал, потом просто встал и ушёл.

Дашу как гром поразил. Ей казалось, что он поймёт её, прижмёт, попросит прощения. А он просто ушёл. Ей тогда не дано было знать, что творилось в его душе. Он собирался сделать ей предложение, думал, она его понимает, а, оказалось, она даже не верит в его любовь!

А потом был тот роковой вечер. Студенты праздновали День Победы. Даша затанцевалась на дискотеке. Было поздно. С Лёшей они не общались почти три недели, и Даша очень скучала. Но шага навстречу не делал никто. И тут Даша решилась. Позвонила, хотела, чтоб встретил. Но дома никто не отвечал, а мобильников у них тогда ещё не было. В Даше взыграла обида. Было так поздно, а он неизвестно где! Она вернулась на дискотеку и ушла с одним из сокурсников. Они подходили к подъезду, когда из тени вышел Лёшка. Подошёл, обжёг Дашу взглядом и пошёл прочь.

Он не знал, почему она в отчаянии позволила проводить себя другому, не знал, что, будь он дома полчаса назад, сейчас бы гладил золотистые волосы, и слушал бы сбивчивый нежный шёпот. А Даша не знала, что парень уже два часа курит под подъездом в ожидании любимой, не предполагая видеть рядом с ней другого. Всё закончилось глупо и больно. Алексей через месяц уехал к родственникам (там обещали хорошее место работы), Даша продолжила учиться в институте.

Каждый пережил трагедию, неизвестную другому. Когда они встретились снова, прошло уже лет пять. Даша была замужем, Алексей сажал в машину беременную жену. У обоих защемило сердце, но действительность была неумолима. Потом ещё несколько встреч. Общались уже по-дружески, жизнь сгладила немного острые «углы». Затем опять пропали друг для друга. В жизни, но не в памяти…

Воспоминания о Лёшке заставили Дашу мечтательно улыбаться, вперившись в спину незнакомца. Мужчина вздрогнул и обернулся. Её улыбку сменило ошарашенное выражение лица…

— Лёша? Как ты здесь оказался?

Он поднялся и подошёл к её столику.

— Я в командировке.

Она не верила своим глазам.

— Надо же. Я не ожидала кого-то здесь встретить… из своих…

— Ты живёшь в этом городе?

— Да… живу…

Алексей заметил её неуверенный тон.

— Я слышал, что ты снова вышла замуж.

Он говорил как можно спокойней, но выдавала внимательность взгляда и напряжённые руки, лежащие на столе. «Значит он в курсе моих прошлых неудач», — промелькнуло у ней в голове. Но она столь устала за последние, даже не месяцы, годы, что не было желания приукрасить. Хотелось говорить, как есть.

— Я развелась.

Даша бесцельно взяла со стола салфетку.Она увидела, как, едва заметно, заиграли желваки на скулах.

— Опять?

Он глядел на неё исподлобья.

— Опять, — растерянно пожала плечами она (оказывается, он знает и про последнее замужество).

За последние годы, Даша так часто вспоминала их общее прошлое, перелистывала странички их встреч, что давно поняла, сколь много она для него значила. Женское чутьё, неразвитое раньше, теперь помогало адекватно оценивать отношение к ней мужчины. Даша чувствовала, что она ему небезразлична.

— Немилосердное у тебя начальство, — усмехнулась она, — послало в командировку под Новый год, от семьи оторвало… Ой, а может ты не один? – Даша смутилась от собственной недальновидности.

— У меня нет семьи, — есть только дочка.

— А… жена?

— Я тоже разведён.

Даша ощутила странную радость. «Всё-таки удивительно, — подумала она, — в такое «серое» время встретить именно его. Верно говорит мама – жизнь плетёт кружева…». Они болтали ни о чём, рассказывали о своих детях, шутили о работе… Молчали лишь о том, как прожили годы с чужими людьми.

— Как ты умудряешься не меняться? Такая же милая худенькая девочка! – прорвалось у него.

Она добродушно усмехнулась.

— Сама не знаю. Но, разве ты видел стареньких дюймовочек?

В кафе становилось всё многолюдней. Все столики были заняты.

— Молодые люди, Вы позволите присесть к Вам? – почти извиняясь, поинтересовался пожилой мужчина.

Они даже не сразу поняли, что у них спрашивают. Потом активно закивали:

— Да, да, конечно, садитесь!

— Мы всё равно уже собираемся уходить, — пробормотала Даша и поглядела на Алексея.

— Я подвезу тебя, куда нужно.

Даша неуверенно повела плечом, потом, молча, кивнула.

Морозный воздух бросился им в лицо и почти сразу вытряхнул из них недавнюю скованность. Снежинки как нимб от близкого счастья вились у блёклого фонаря. Даша впервые за долгое время ощутила, что жизнь в ней бьётся также бодро и трепетно как в юности. Что это? День до Нового года! Люди в преддверии праздника, доверчивые детские лица, огни допоздна в магазинах подарков… Так каждый год! И на каждый этот праздник приходится тысячи несчастий и счастий одновременно!Они стояли и восторженно смотрели друг другу в глаза. Мимо с шумом прошла ватага «ряженых». Это напомнило их первый общий Новый год. Они были тогда до сумасшествия счастливы! Пели на улице песни, кидались снежками как дети вместе друзьями-романтиками! Потом вдвоём бежали к Даше домой, потому что она была в тонких колготках и сильно продрогла. А, когда она вернулась, одевшись потеплей, так никуда и не пошли, а процеловались в арке дома до рассвета. И вот так же тогда прошумела мимо ватага «ряженых», и такой же был чистый морозный воздух!

Что-то заставило её встрепенуться. Она испугалась избытка чувств и отступила назад.

— Я, пожалуй, доберусь на маршрутке, у тебя ещё, наверно, дела. Он поймал её руки, и, «перешагнув» через время, прижал к себе.

— Я не потеряю тебя снова! Тогда и жить дальше нечего, слышишь? Не потеряю тебя!

Он твердил это, принимая нежную ласку, целуя родные глаза, не скрывавшие веру в любовь. Лёгкий снежок оседал на бегущей машине. Они вместе возвращались в родной город. На заднем сиденье качался большой мохнатый Мишка. Они выбрали его для Маргоши, вдоволь навеселившись в детском магазине. Алексей уже и забыл, как женщина может быть сущим ребёнком, так легко и тепло отзываясь на радости.

У переезда была «пробка», сказали, простоят не меньше часа. Алексей притормозил и съехал к обочине. Поглядел на Дашу. Она тихонько спала на соседнем сиденье. «И правда, дюймовочка, свернулась вовсе как ребёнок», — он с нежностью накрыл пледом хрупкую фигурку.

Она улыбнулась во сне и откинула светлые пряди.






Как нас найти