Мы обрабатываем персональные данные в соответствии с Общим регламентом ЕС об обработке персональных данных (GDPR). Более подробная информация доступна в Политике конфиденциальности. Компания Cofrance SARL использует файлы cookie для правильного функционирования данного веб-сайта, индивидуального подбора контента в социальных сетях и сбора анонимной статистики о пользователях с помощью службы Яндкс Метрика для повышения удобства использования нашего веб-сайта.
Мск: +74954813905 Спб: +78123091786
Киев: +380443921436
Алматы: +77273495174
НиццаНицца: +33629961135
Тель-Авив: +97233741152
Сингапур: +6531591006
Сидней: +61283171135
Нью-Йорк: +19292141225

Как питание взрослого формируют детские пищевые привычки

На днях, находясь в режиме соковых дней, я заметила одну интересную, но вполне понятную вещь, что разворачивалась на моих глазах последние полгода весьма незаметно: дочь ест именно то, что едим мы. Все чаще и чаще у меня складывается ощущение, будто она ест не потому, что проголодалась, а потому, что так делает окружение. Словно она тоже хочет быть частью взрослого ритуала. Сейчас у дочери такой период, что ей обязательно нужно иметь в своих руках то, что держу я, будь то еда, или острые ножницы. А вчера, пока я нарезала и готовила овощи, за 2 часа проведенного времени на кухне, она ела около 5 раз. Действительно ли она хотела кушать, или это была потребность приобщиться к миру взрослых? Такое наблюдение не могло вновь не натолкнуть меня на мысль о том, как мы неосознанно влияем на культуру и привычки собственных детей! Казалось бы, что особенного в этой мысли? Как человек, страдающий от перееданий, набивания живота при отсутствии голода, связи «развеяться = поесть», снятия/ замещения вечерний усталости, я осознаю огромную важность этого вопроса, что привносит в нашу взрослую сознательную жизнь огромные сложности.
В первое утро моего недавнего голода на соке я заметила, как дочь едва притронулась к своей порции, выпив лишь сок, что пила я. Обычно, она съедает всю свою порцию, и хочет добавки. Чуть позже меня посетила мысль, почему она в дни вне моей практики голода налегает именно на те фрукты, которых так хочется мне (вероятно здесь имеет место быть состав грудного молока, где присутствуют элементы съедаемых мной овощей и фруктов — как стремление потребления дочерью именно этих продуктов).
Не зря в семье существует негласное правило — дети должны питаться так, как питается слабая половина. Именно поэтому дети так хотят запретное и вредное, что едят взрослые. Ещё больше полугода назад ко мне начало приходить понимание того, каким примером я должна стать для своей дочери. Так она незаметно запустила мою пищевую трансформацию. Я очень не хотела, чтобы в детский организм поступали какие-либо заменители и консерванты, что тогда проскакивали в моей еде.
Эти размышления начали прорастать в моей голове осенью 2017 года, когда я еще солила свою пищу. Как сторонник педагогического прикорма, где ребенок ест все, что ест взрослый, передо мной встал вопрос соли в детском рационе. Мне приходилось готовить без соли, позже заправляя ею свою порцию. Я размышляла: как долго я буду обманывать саму себя? Дочь в этой ситуации умнее чем я, ей вкусно и так — она просто ест то, что ем я, не подозревая, что я добавила к своему гарниру приправы. Её вкусовые рецепторы еще не успели задурманиться.
Наша годовалая дочь была чище и разумнее меня, 27-ми летнего взрослого, погрязшего в пищевых привычках.
Я очень жалею, что раньше не получила подобные знания, продолжая вводить прикорм восьмимесячному ребёнку в виде птицы и коровьего молока. Гомеопат, лечивший на тот момент дочь от атопического дерматита, рекомендовал ежедневно давать молоко, исходя из базисного гомеопатического постулата в лечении «Подобное лечится подобным». Возможно, несколько столетий назад, при другом уровне жизни и сознании, это могло сработать (а может и нет — чужеродность коровьего белка для человеческого организма никто не отменял), не имея на полках супермаркета антибиочное молоко с добавлением сухого субстрата. Сегодня же подобная рекомендация, увы, не излечит.
«Взрослый человек имеет выбор, а маленькая девочка — нет» — говорят мне.
Эта маленькая девочка тянет руки к сырому мясу. Так что же, она его осознанно выбирает? Отталкиваясь от подобных мнений окружающих, мне нужно позволить ей его попробовать. Именно взрослый человек, родитель, показывает здоровые пищевые привычки для будущего своего ребёнка. И когда этот ребёнок будет способен сам делать выбор на основе полученных представлений о пище, тогда он будет ему предоставлен.
Я не сторонних жестких рамок в питании других людей, что не касается меня самой. Я считаю, что человек может делать четкий выбор в пользу чего-либо только через свой опыт, через своё личное осознание и глубокое проживание того, что попадает ему в рот, нанося пользу или вред организму, принося упадок сил или подъем, даря спокойствие или агрессию. Все это имеет неописуемое влияние на качество жизни каждого из нас. Моя жизнь изменилась, и я уже давно не имею права не нести ответственность за неё в том размере, который был до рождения дочери. Ведь то, что делаю я, о чем думаю, какие эмоции проявляю и как реагирую, прямым образом отражается на нашем ребенке.
Эту мысль хочется завершить тем, что в воспитании детей нет ничего важнее, чем собственный пример, и что несете вы сами. Мы очень часто забываем подобное правило, а вскоре удивляемся, откуда в наших детях эти странные гримасы, жестикуляция и любовь к бананам?:)

 






Как нас найти